Место простейших в системе животного мира

Учёным XVIII века далеко не сразу удалось разобраться в том мире мельчайших существ, который они увидели под стёклами своих ещё далёких от совершенства микроскопов. Одни из них считали эти существа не самостоятельными видами животного царства, а только зародышами каких-либо насекомых или других уже известных животных форм, в подкрепление такого взгляда они ссылались на то, что, по свидетельству библии, бог показал первому человеку всех созданных им животных, и поэтому среди них не могло быть существ, которых творец утаил от человеческого глаза.

Другие же видели в этих существах действительных зверюшек в миниатюре и дополняли фантазией смутные картины, которые давали им микроскопы того времени, наделяя этих животных зубастыми пастями и прочими звериными атрибутами. Знаменитый Бюффон, наоборот, отказывался видеть в них живые организмы, а считал их только элементами организмов, органическими молекулами.

А современник Бюффона Карл Линней, основатель научной классификации животных, в своей «Системе Природы» поместил всех наших простейших в самом конце своего «класса червей» и объединил их в один род с выразительным названием Chaos («хаос»). Таким названием он выразил ту мысль, что, как добросовестный наблюдатель, привыкший иметь дело с конкретными объектами, он не берётся разобраться в этом хаосе форм, и мы можем его понять, если обратимся к современным ему смутным и полуфантастическим изображениям «анималькулей», как их воспринимал глаз микроскопистов той эпохи.

Однако уже в 1773 году датский зоолог Оттон Мюллер попытался разобраться в настоечных анималькулях и классифицировать их в духе линнеевской системы, а в 1775 году в Страсбурге вышло на латинском языке замечательное для своей эпохи исследование «украинорусса» Мартына Тереховского — его «зоолого-физиологическая» докторская диссертация «О хаосе инфузорий Линнея».

В своей диссертации Тёреховский, опровергая фантастический догадки Бюффона, во-первых, установил животную природу «инфузорий» и, во-вторых, экспериментальным путём доказал, что и эти существа не появляются путём самозарождения, предварив этим почти на сотню лет открытие Пастера. «Многое убеждает нас в том,писал он, — что родители или по крайней мере яйца и зародыш наливочных анималькулей вносятся с обыкновенной водой, которую мы берём для настоев, и здесь вследствие благоприятного тепла и наличия подходящей пищи поддерживаются, распространяются и размножаются» (в XVIII веке ещё не были известны цисты простейших, с помощью которых они могут распространяться и через воздух).

Название «простейшие» (Protozoa) микроскопически мелкие формы получили ещё в 1820 году, то есть задолго до появления клеточной теории. Однако правильно разобраться в их строении мешало то обстоятельство, что многие исследователи первой половины XIX века причисляли к инфузориям и коловраток — также микроскопически мелких, но уже многоклеточных животных, имеющих с инфузориями только некоторое чисто внешнее сходство (см. рис. 99) — результат конвергенции, то есть приспособления к сходным условиям жизни (современные зоологи рассматривают коловраток как особый класс среди низших червей).

По аналогии с коловратками искали соответствующие системы органов и у настоящих инфузорий, описывая, например, их ядра как органы половой системы.

Появление в 1839 году клеточной теории строения животных определило положение простейших в зоологической системе: простейшие — это животные одноклеточные, животные, тело которых состоит из одной-единственной клетки.

Однако это привычное для нас определение уже в XX веке вызвало возражение со стороны английского зоолога Добелла: раз название клеток даётся элементарным частям организма, то уже неправомерно применять его к целым и полноценным организмам, каковыми являются простейшие. Такая мысль явилась результатом критического пересмотра воззрений знаменитого в своё время Вирхова, который считал организм чем-то вроде «государства клеток», а его клетки — элементарными организмами, отдельными «гражданами» этого государства. С точки зрения наших современных представлений об организме как едином целом механистическая концепция Вирхова не может быть признана правильной, и истина здесь как будто на стороне Добелла; однако здесь Добелл и его единомышленники оказались в плену чисто формальной логики с её односторонним подходом к предмету, игнорирующим его развитие.

С морфологической стороны организм из типа простейших, несомненно, представляет собой одну клетку (иногда даже довольно простого строения — вспомним амёбу) и в этом отношении соответствует клеткам любого многоклеточного; в то же время в физиологическом отношении и со стороны экологии единственная клетка инфузории или амёбы является полноценным, самостоятельно живущим организмом, выполняющим все свои жизненные функции и аналогичным целому многоклеточному организму, а не его бесчисленным отдельным клеткам.

Однако и эти узко специализированные клетки образуются, как мы знаем, в результате дробления одноклеточного яйца. А с другой стороны, даже в нашем, человеческом организме некоторые клетки, а именно лейкоциты, или белые кровяные тельца, в значительной мере сохраняют свою самостоятельность и не только по виду, но и по своим жизненным отправлениям напоминают амёб.

Таким образом, нам нет надобности менять привычное определение типа простейших и, вслед за Добеллом, называть простейшие организмы «неклеточными».

Коловратка
Рис. 99. Коловратка

1 — аспланхна, 2 — ротифер, 3 — брахионус.


← Предыдущая статья
Раковинные корненожки
Следующая статья →
Одноклеточные водоросли

Образы животных в пословицах и поговорках

Знай, сверчок, свой шесток.

Корова черна, да молоко у неё бело.

Свинья грязи найдёт.

Оружие животных

Бегство постыдно, но полезно
Бегство постыдно, но полезно
Для многих животных жизненно важной формой защиты является бегство. Поведение, ...
Молниеносный захват
Молниеносный захват
При нападении из засады выжидание — чрезвычайно важный тактический элемент, и ...

Книги

Кошки
Кошки
В работе даны сведения о разных видах семейства кошачьих. Всё, что связано с ...
Эволюционная морфология животных. Часть 1
Эволюционная морфология животных. Часть 1
В публикуемом сборнике представлены материалы международной конференции ...

Каждый вид — как чудо, которым хочется любоваться, как длинная, захватывающая история, в которую хочется погрузиться с головой, это боец, который вышел победителем из сражения за выживание длиною в тысячи или даже миллионы лет, лучший из лучших, абсолютный эксперт во всём, что касается его занимаемой в природе экологической ниши.

Сайт не является средством массовой информации. Оценка качества размещённой на сайте информации, её актуальности, полноты и применимости — в вашем ведении и компетенции. Аудитория — 12+.

2010–2018. Зоология для учителя. Обзор хордовых животных — от бесчерепных до млекопитающих. Обратная связь.

Ramblers Top100