Биогенетический закон

Ещё до появления учения Дарвина превращение головастика в лягушку, совершающееся в течение нескольких недель и доступное непосредственному наблюдению в аквариуме, вызывало у вдумчивых натуралистов мысли, которые вставали в резкое противоречие с господствовавшими тогда представлениями о неизменности живой природы.

Немецкий натуралист Кильмейер ещё в конце XVIII века пришёл к заключению, что ступени, которые проходит в своём развитии отдельное животное, и ступени развития всего животного мира являются выражением одного и того же закона. Строение головастика сходно со строением рыбы, и, следовательно, каждая лягушка, прежде чем стать настоящей лягушкой, сначала бывает рыбой.

Через тридцать лет после Кильмейера ту же мысль повторил и крупнейший французский зоолог Этьен Жоффруа Сент-Илер. «Каждый год, — писал он, — мы присутствуем при зрелище, доступном не только нашим умственным, но и нашим телесным очам, когда мы видим, как организм превращается, переходя из одного класса животных в другой: я говорю о превращении лягушки. Эти животные под именем головастиков сначала бывают рыбами, а потом становятся гадами».

Теперь мы знаем, что подобный же ряд превращений, начиная от одноклеточной стадии оплодотворённого яйца, проходят не только лягушки, но и все высшие позвоночные, включая сюда и самого человека, но только у них весь этот процесс совершается не в открытой среде, а, так сказать, «за кулисами», либо под скорлупой яйца, как у пресмыкающихся и птиц, либо в утробе матери, как у млекопитающих.

Развитие особи есть сокращённое повторение развития вида — таково краткое выражение так называемого основного биогенетического закона, который в наиболее чётком виде был сформулирован в 1866 году немецким зоологом Эрнстом Геккелем. В очень образной форме выразил то же положение один английский зоолог: «Всякое животное во время своего развития взбирается по собственному родословному древу».

Поэтому эмбриология — наука, изучающая зародышевое и личиночное развитие животных, — не только предъявляет убедительные доказательства самого факта эволюции организмов, но и даёт в руки исследователей плодотворный метод изучения эволюционного процесса и установления родственных связен между отдельными группами животного мира.

В этой области особенно значительны заслуги наших отечественных учёных И. И. Мечникова (1845–1916), работавшего по эмбриологии низших беспозвоночных; А. О. Ковалевского (1840–1901), установившего филогенетические связи позвоночных с другими группами животного мира, и А. Н. Северцова (1866 — 1936), который разрабатывал филогению низших позвоночных и внёс существенные уточнения в понимание взаимоотношений между онтогенезом и филогенезом.

Биогенетический закон нельзя понимать в той вульгаризированной форме, «будто строение зародыша или личинки в точности воспроизводит строение предков данного вида, являясь как бы его «фамильной портретной галереей». В частности, повторение организации предков в процессе онтогенетического развития нарушается тем, что отдельные системы органов изменяют своё строение не все одно временно, а с различной скоростью и, например, в строении рыбообразного зародыша или личинки (головастика) уже обнаруживаются некоторые черты более высокой организации.

Так, у рыбообразного головастика уже заранее образуется не свойственная рыбам перегородка, разделяющая предсердие на левую и правую половины, и намечается малый круг кровообращения, хотя зачатки лёгких в это время ещё не функционируют. Подобного рода факты, разрушая упрощённое представление о рекапитуляции (повторении) в развитии особи признаков её далёких предков, свидетельствуют о том, что между онтогенезом и филогенезом существует взаимная связь: не только развитие особи зависит от истории вида, но и развитие вида определяется теми наследственными признаками, в которые возникают в онтогенезе ещё в зародышевой, и личиночной стадиях (А. Н. Северцов).

Однако при всех поправках, которым подвергся биогенетический закон Мюллера — Геккеля, только он способен дать объяснение тем перестройкам в организации зародыша и личинки, которые в общих чертах соответствуют последовательным этапам исторического развития животного мира. Вместе с тем применение эмбриологического метода при изучении самого процесса эволюции подтверждает данные систематики, сравнительной морфологии и палеонтологии, а при решении вопроса о наиболее древних формах организации и о переходе от низших типов строения к последующим ступеням этот метод остаётся почти единственным способом исследования.


Образы животных в пословицах и поговорках

И волки сыты, и овцы целы.

Корова черна, да молоко у неё бело.

Скотину водить — не разиня рот ходить.

Оружие животных

«Дымовая завеса» головоногих моллюсков
«Дымовая завеса» головоногих моллюсков
К животным, обороняющимся с помощью химических веществ, относятся также ...
Рыба, размахивающая мечом
Рыба, размахивающая мечом
При захвате добычи нападающее животное тяжестью своего тела может увлечь за ...

Книги

Живые локаторы океана
Живые локаторы океана
Автор настоящей книги знакомит читателя с живыми локаторами морских пучин — ...
Методы исследования сообществ микроартропод
Методы исследования сообществ микроартропод
Пособие знакомит с этапами изучения сообществ микроаргропод от постановки ...

Каждый вид — как чудо, которым хочется любоваться, как длинная, захватывающая история, в которую хочется погрузиться с головой, это боец, который вышел победителем из сражения за выживание длиною в тысячи или даже миллионы лет, лучший из лучших, абсолютный эксперт во всём, что касается его занимаемой в природе экологической ниши.

Сайт не является средством массовой информации. Оценка качества размещённой на сайте информации, её актуальности, полноты и применимости — в вашем ведении и компетенции. Аудитория — 12+.

2010–2018. Зоология для учителя. Обзор хордовых животных — от бесчерепных до млекопитающих. Обратная связь.

Ramblers Top100